Стилистически окрашенная лексика и лексика ограниченного употребления

Стилистическая окраска слова указывает на возможность использования его в том или ином функциональном стиле, в сочетании с нейтральной лексикой. Функциональная закреплённость слов не исключает их употребление в других стилях.

Один из наиболее открытых стилей для проникновения иностилевой лексики является публицистический стиль.

В публицистическом стиле можно встретить и лексику научного стиля с большим количеством терминов.

Например:

Осенние перепады температуры воздуха, сырость, ветры способствуют возникновению респираторно-вирусных заболеваний. (Из газеты)

Armadillo Aerospace работает над созданием космического аппарата с вертикальным взлётом, который будет стартовать из специально построенного космопорта в США и подниматься на высоту примерно 100 километров. (Из газеты)

Canon 10 заменяет пять традиционных офисных машин: он работает как  компьютерный факс, факсимильный аппарат, работающий на обычной бумаге, струйный принтер (360 точек на дюйм), сканер и фотокопир). Вы можете использовать программное обеспечение, прилагаемое к Canon 10 для того, чтобы отправлять и получать PC-факсимильные сообщения непосредственно с экрана Вашего компьютера. (Из газеты).

Лексика научная, терминологическая здесь может оказаться рядом с экспрессивно окрашенной разговорной, что, однако, не нарушает стилистических норм публицистической речи, а способствует усилению ее действенности.

Вот, например, описание в газетной статье научного эксперимента:

В институте эволюционной физиологии и биохимии тридцать две лаборатории. Одна из них изучает эволюцию сна. У входа в лабораторию табличка: «Не входить: опыт!» Но из-за двери доносится кудахтанье курицы. Она здесь не для того, чтобы нести яйца. Вот научный сотрудник берет в руки хохлатку. Переворачивает вверх лапками...

Такое обращение к иностилевой лексике вполне оправдано, разговорная лексика оживляет газетную речь, делает ее более доступной для читателя.

В газетной статье нередко можно встретить термины рядом с разговорной и официально-деловой лексикой.

Например: Бывает же такое, утром в пятницу чья-то шаловливая ручонка нажала не на ту кнопку – и на сайте телеканала „Россия-24“ появилось сообщение о том, что президент Медведев сделал наконец свой выбор: из „большой четвёрки“ именно Сергей Собянин будет предложен в качестве кандидата в мэры Москвы. Видимо, новость пришла из Москвы под эмбарго, но у кого-то не хватило терпения. Так или иначе, но когда президент принял Сергея Собянина, чтобы на этот раз официально рассказать о своём решении, он не удержался от шутки о фальстарте. (Из газеты)

Здесь лексика официально-делового стиля переплетается с экспрессивно окрашенной разговорной и это не нарушает стилистических норм публицистической речи и даже способствует усилению её действительности.

Обращение к эмоционально-оценочной лексике во всех случаях обусловлено особенностями индивидуально-авторской манеры изложения.

В книжных стилях может быть использована сниженная оценочная лексика.

В ней находят источник усиления действенности речи и публицисты, и ученые, и даже криминалисты, пишущие для газеты.

Вот пример смешения стилей в информационной заметке о дорожном происшествии:

Съехав в овраг, «Икарус» напоролся на старую мину.

Автобус с днепропетровскими «челноками» возвращался из Польши. Измотанные долгой дорогой люди спали. На подъезде к Днепропетровской области задремал и водитель. Потерявший управление «Икарус» сошел с трассы и угодил в овраг Машина перевернулась через крышу и замерла. Удар был силен, но все остались живы. (…) Оказалось, что в овраге «Икарус» напоролся на тяжелую минометную мину... Вывороченная из земли «ржавая смерть» уперлась прямо в днище автобуса. Саперов ждали долго.
(Из газеты)

Разговорные и даже просторечные слова, как видим, соседствуют с официально-деловой и профессиональной лексикой.

Автор научной работы вправе использовать эмоциональную лексику с яркой экспрессией, если он стремится воздействовать на чувства читателя.

Например: А воля, а простор, природа, прекрасные окрестности города, а эти душистые овраги и колыхающиеся поля, а розовая весна и золотистая осень разве не были нашими воспитателями? Зовите меня варваром в педагогике, но я вынес из впечатлений моей жизни глубокое убеждение, что прекрасный ландшафт имеет такое огромное воспитательное влияние на развитие молодой души, с которым трудно соперничать влиянию педагога. (К.Д. Ушинский).

Из книжных стилей лишь официально-деловой непроницаемый для эмоционально-экспрессивной лексики. Хотя в особых жанрах этого стиля возможно использование публицистических элементов, а следовательно, и оценочной лексики, например в дипломатических документах.

Например:  Найти выход из тупика, смотреть с оптимизмом и т. п.

 

Очень частое стало употребление терминологической лексики за пределами научного стиля в переносном значении.

Например: вирус равнодушия, очередной раунд переговоров, эйфория прошла, коэффициент равнодушия и т. п.

Такое переосмысление терминов распространено в публицистике, художественной литературе, разговорной речи.

Подобное явление лежит в русле развития языка современной публицистики, для которой характерны разного рода стилевые смещения. Особенность такого словоупотребления состоит в том, что «происходит не только метафорический перенос значения термина, но и перенос стилистический».

Во всех случаях, какие бы стилистически контрастные средства ни объединялись в контексте, обращение к ним должно быть осознанным, не случайным.

 

Роль стилистически окрашенной лексики в тексте

Стилистически окрашенная лексика как средство выразительности может:

а) придавать тексту возвышенное или, наоборот, сниженное звучание:

Например:
И Бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей»
(А. С. Пушкин);

 

б) служить средством речевых характеристик героев:

Например: «Внучек мой ненаглядный, соколик, солнышко», — ласково приговаривала бабушка, усаживая любимого внука за стол (Ф. А. Абрамов);

 

в) служить средством передачи авторских эмоций и оценок:

Например:
Богиня красоты, любви и наслажденья!
Давно минувших дней, другого поколенья
Пленительный завет!
Эллады пламенной любимое созданье,
Какою негою, каким очарованьем
Твой светлый миф одет!
(И. С. Тургенев)

Стилистически окрашенная лексика как средство выразительности свойственна художественному, публицистическому и разговорному стилям.

 

Лексика ограниченного употребления

Для усиления выразительности в тексте могут использоваться также все разряды лексики ограниченного употребления, в том числе:

лексика диалектная (слова, которые употребляются жителями какой-либо местности: кочет петух, векша белка);

лексика просторечная (слова с ярко выраженной сниженной стилистической окраской: фамильярной, грубой, пренебрежительной, бранной, — находящиеся на границе или за пределами литературной нормы: голодранец, забулдыга, затрещина, трепач);

лексика профессиональная (слова, которые употребляются в профессиональной речи и не входят в систему общелитературного языка: камбуз — в речи моряков, утка — в речи журналистов, окно — в речи преподавателей);

лексика жаргонная (слова, свойственные жаргонам — молодежному: тусовка, навороты, крутой; компьютерному: мозги — память компьютера, клава  - клавиатура; солдатскому: дембель, черпак, духи; жаргону преступников: братва, малина);

лексика устаревшая (ИСТОРИЗМЫ — слова, вышедшие из употребления в связи с исчезновением обозначаемых ими предметов или явлений: боярин, опричнина, конка; АРХАИЗМЫ — устаревшие слова, называющие предметы и понятия, для которых в языке появились новые наименования: чело — лоб, ветрило — парус);

лексика новая (НЕОЛОГИЗМЫ— слова, недавно вошедшие в язык и не потерявшие еще своей новизны: массмедиа, слоган, тинейджер).

 

Лексика социально ограниченного употребления

От лексики диалектной и профессиональной отличаются особые слова, которыми отдельные социальные группы людей по условиям своего общественного положения, специфике окружающей обстановки обозначают предметы или явления, уже имевшие в общелитературном языке названия.

Такая лексика называется жаргонной.

Для обозначения лексики социально ограниченного употребления, кроме термина жаргон (фр. jargon), используются термины арго (фр. argot) в значении «диалект определенной социальной группы, создаваемый с целью языкового обособления» (первоначально обозначал воровской язык) и сленг (англ. slang), употребляемый чаще в сочетании «молодежный сленг».

Особенно много ЖАРГОНИЗМОВ возникало до революции в речи господствующих классов, что объясняется попыткой искусственно создать особую разновидность языка путем привнесения специфических элементов и тем самым несколько отделить людей своего круга от остальных носителей национального русского языка.

Так возникли, например, русско-французский салонный жаргон дворян, торгашеско-купеческий жаргон и др.

Например: плезир - в значении «удовольствие, забава», променад - в значении «прогулка»; сантименты - в значении «излишняя чувствительность», магарыч - в значении «угощение по поводу заключения выгодной сделки» и др.

Иногда жаргонная лексика появлялась в учебных заведениях дореволюционной России, например: в бурсацком жаргоне слямзил, стибрил, свистнул в значении «украл», объегорил в значении «обманул», засыпался в значении «не выдержал экзамена» и пр. (смотрите у Н.Г. Помяловского в «Очерках бурсы»).

В современном русском языке имеются слова «жаргонно окрашенной» лексики, которые или связаны с фактами профессиональной речи, или являются характерным признаком возрастной общности поколения, преимущественно молодого.

Например: марашка - у полиграфистов «посторонний отпечаток на оттиске», козёл (козлы) - у полиграфистов «пропуск текста в оттисках»; козёл - у летчиков «непроизвольный скачок самолета при посадке»; «Аннушка», «Плюша», «Уточка» (биплан У-2) - названия самолетов; шпоры, шпаргалка, контролка, петух (пятерка) - у школьников; колесо, колеса (средство передвижения), туфта (ерунда, малостоящее доказательство), филонить (бездельничать), блеск, сила, железно, потрясно (превосходно), как штык (обязательно) - у молодежи.

Использование подобной лексики засоряет язык и должно пресекаться.

В языке художественной литературы элементы жаргонно (арготически) окрашенной лексики в ограниченном количестве используются для речевой характеристики некоторых персонажей (смотрите произведения Г. Медынского, Д. Гранина, . Шукшина, Ю. Нагибина и др.).

В 90-е годы XX в. наметилось очевидное сочетание просторечия и жаргонов в газетно-публицистических текстах, что свидетельствует о нежелательной вульгаризации литературного языка. Особенно активизировались в этом процессе взаимодействия низовая городская культура (люмпенизированные слои общества), молодежная контркультура и уголовная субкультура. В результате профессиональные языки, молодежный сленг и уголовное арго стали распространителями жаргонных слов в литературном языке.

Например: совок, совки, тусовка, крутой, беспредел и др.

 

Роль лексики ограниченного употребления в тексте

Лексика ограниченного употребления как средство выразительности используется:

а) для усиления образности текста и передачи колорита эпохи, времени или какой-либо местности.

Например:
А как храм освятили,
То с посохом,
В шапке монашьей,
Обошел его царь —
От подвалов и служб
До креста.
И, окинувши взором
Его узорчатые башни,
«Лепота!» — молвил царь.
И ответили все: «Лепота
(Д . Кедрин)

Сложен он был неуклюже, «сбитнем», как говорят у нас (И. С. Тургенев);

б) для передачи речевых характеристик изображаемых персонажей.

Например: «Удались, бабка! Сей момент удались отседова. — Щукарь указывал на дверь. — Ты меня чудок жизни не решила». (М. А. Шолохов);

в) для выражения авторских оценок, чувств и эмоций.

Например:
Я повзрослел, когда открыл,
Что можно плакать или злиться,
Но всюду тьма то харь, то рыл,
А непохожих бьют по лицам
(И. Губерман);

Лексика ограниченного употребления как средство выразительности, подобно стилистически окрашенной лексике, свойственна художественному, публицистическому и разговорному стилям.

 



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх