webzavod.net

Рассылка "Готовимся

к экзаменам по русскому языку"

Готовимся к экзамену по русскому языку. Автор Валеева Наталья Александровна.

Нажми на ссылку ниже:
Узнать подробнее...

Упражнения по теме "Жанры устной разновидности публицистического стиля"

 

Публичное выступление

 

Упражнение 1.

Прочитайте текст выступления барда и публициста А. Галича. Выявите стилистические особенности. Определите средства выразительности, используемые в тексте. Оцените мастерство автора. Выскажите свою точку зрения на содержание этого текста.

 

1. Была минута счастья в 1968 году. Весною того года безумцы из новосибирского Академгородка решили организовать у себя в Академгородке фестиваль песенной поэзии. Это был первый и последний фестиваль подобного рода. Я получил приглашение принять участие в этом фестивале.

...В Новосибирске на аэродроме еще лежал глубокий снег, и вот, стоя на снегу, встречали нас устроители этого фестиваля, держа в руках полотнища с весьма двусмысленной надписью: «Барды, вас ждет Сибирь!»

...Мы пели по двадцать четыре часа в сутки: мы пели и на концертах, мы пели и в гостинице друг другу, естест­венно, нас приглашали в гости, где опять-таки нам прихо­дилось петь. А в последний вечер состоялся большой концерт в зале Дома ученых. Зал вмещает около двух тысяч человек...

...Когда я подошел к залу Дома ученых, я увидел три больших и пустых автобуса и несколько черных начальственных «Волг». Один из устроителей фестиваля с перепуганным лицом прибежал ко мне и сказал, что... прибыло все новосибирское начальство, обкомовцы и привезли с собой три автобуса, и они собираются устроить обструкцию. Я... почему-то не очень испугался. Наоборот, я ощутил этакую веселую злость...

...Я выхожу на сцену и чувствую спиной ненавидящие взгляды этих самых молодчиков, буравящих меня сзади... Я начал свое выступление с песни «Промолчи», а потом... «Памяти Пастернака». Я спел эту песню. Аплодисментов не было. Зал молчал... зал начал вставать. Люди просто поднимались и стоя, молча смотрели на сцену. Это был знак не какого-то комплиментарного отношения к тому, что сделал я. Это была демонстрация в память Бориса Леонидовича Пастернака. Я оглянулся и увидел, что молодчикам тоже пришлось встать...

...Мне хочется закончить эту беседу песней «Памяти Бориса Леонидовича Пастернака».

Разобрали венки на веники,

На полчасика погрустнели,

Как гордимся мы, современники,

Что он умер в своей постели...

 

Упражнение 2.

Напишите выступление в публицистическом стиле на одну из тем по культурологии, праву, политологии, истории искусства или по любому интересующему вас школьному предмету. Составьте тезисный план доклада (лекции). Выступите перед классом на уроке (на занятиях факультатива, кружка). Следите за соблюдением требований к написанию доклада (теста лекции) и к выступающему перед аудиторией.

 

Интервью

 

Упражнение 3.

Прочитайте текст интервью Л. Шеварова с Д. С. Лихачевым. Проанализируйте систему вопросов. Охарактеризуйте ответы. Выделите основную тему беседы. Сформулируйте позиции говорящих. Выскажите свое отношение к их позициям.

 

Пример выполнения задания

Данный текст интервью автор предваряет описанием обстановки и поведения Д. С. Лихачева. Описание и приведенный автором разговор академика по телефону подчеркивают облик настоящего русского интеллигента. Первый вопрос корреспондента как бы отталкивается от той обстановки, в которой ведется беседа. (Далее продолжите анализ самостоятельно.)

 

Я ЖИВУ С ОЩУЩЕНИЕМ РАССТАВАНИЯ

 

Пушкинский Дом. На дверях комнаты № 203 — висячий замок деревенского такого вида. Дмитрий Сергеевич дает мне ключи, я открываю кабинет. Здесь еще холоднее, чем в коридоре. Даже классики на портретах выглядят озябшими.

Лихачев ставит на стол маленький рефлектор. Во время нашей беседы Дмитрий Сергеевич будет следить за тем, чтобы тонкая струйка теплого воздуха текла в мою сторону.

В ноябре этого года Дмитрию Сергеевичу исполнится девяносто. Было бы глупо сказать, что он совсем не чувствует тяжести своих лет. Но вот палочку забыл дома и на второй этаж поднялся без нее. Дмитрий Сергеевич сидит за своим столом в пальто, я в куртке. На дверях — заботливо обернутое в полиэтилен объявление: «В верхней одежде просьба не входить».

Звонит телефон. Лихачев берет трубку:

      Я слушаю вас... Позвоните по домашнему, здесь страшный холод... Да, это ужасно, потому что у нас огромный рукописный отдел и рукописи Пушкина. Они не переносят перемены температуры. Если сейчас затопят батареи, на рукописях будет осаждаться влага, на холодную бумагу... Да, пожалуйста. До свидания.

Дмитрий Сергеевич разминает застывшие пальцы, мы начинаем беседовать.

Сколько слов было о защите культуры — водопад! Инфляция слова, забалтывание высоких понятий — это же не менее пагубно для души и русского языка, чем партийная цензура. И результат тот же — немота. Тогда сказать было нельзя, а сейчас — нечего. Мне кажется даже, что люди в автобусе не общаются, а мычат друг на друга.

Мы страна без обращения к другому. Вот что я слышал от одного эмигранта, приезжавшего в Россию: «Вы знаете, что у вас заменило обращение к другому человеку? Слово «ну». Всегда к нам обращается экскурсовод и говорит: «Ну, пойдем...», «Ну, сейчас будем обедать...» Посто­янное «ну», привычка обращаться с понуканием вошли в язык. Помню, как в 37-м году, когда начались массовые аресты в Петербурге, вдруг я услышал, что на почте мне говорят «гражданин», милиционер говорит «гражданин», кондуктор в трамвае говорит «граждане», а говорили всегда «товарищ». А случилось то, что каждый человек был подозреваем. Как же сказать «товарищ», — а может быть, он шпион в пользу какой-нибудь Исландии?

—Это был официальный запрет?

          Я не знаю, какой это был запрет, я его не читал, но это в один прекрасный день, как туча, надвинулось на город — запрещение говорить «товарищ» во всех офици­альных учреждениях. Я спросил у кого-то: почему вы мне раньше говорили «товарищ», а теперь «гражданин»? А нам, говорят, так указано было. Это было унизительно. Страна без уважения к другой личности. Какие отношения вообще возникают с детства, со школы, если девочки начинают ругаться матом? Мне об этом очень трудно говорить, потому что я чувствую, что попадаю в русло нравоучительной беседы. Но у меня очень много писем по поводу мата или, как осторожнее говорили до революции, «трехэтажных выражений».

Брань вторгается в литературу. Когда в прошлом году я впервые увидел матерные слова под голубой обложкой «Нового мира», стало не по себе, стало просто страшно...

Если бесстыдство быта переходит в язык, то бесстыдство языка создает ту среду, в которой бесстыдство уже привычное дело. Существует природа. Природа не терпит бесстыдства.

«Собеседник» выпустил нецензурную газету год назад, как бы в шутку. Мальчики решились, но одного из авторов попытались всерьез привлечь к ответственности. Что тут началось! Чуть не вся литератур­ная и журналистская Москва поднялась на защиту «героя».

Не его защищать, а от него защищаться. То бесправие, в котором русский народ жил почти целый век, оно людей унижало. Сейчас кому-то кажется, что вседозволенность — кратчайший путь из унизительного положения. Но это самообман. Тот, кто чувствует себя свободным, не будет отвечать матом...

 

Упражнение 4.

 Представьте себя в качестве журналиста. Вам представилась чудесная возможность взять интервью у вашего кумира: артиста, певца, музыканта, художника, политического деятеля или интересного для вас человека. Определите тему интервью. Продумайте и составьте список вопросов, которые вы хотите задать интервьюеру. Запишите интервью. Обоснуйте выбор вопросов. Прочитайте интервью в классе, не забывая о правилах и приемах ведения интервью для журналиста.

 

Диспут, дискуссия

 

Упражнение 5.

Прочитайте текст. Определите тему дискуссии, позиции оппонентов, какие способы доказательств используют спорящие, как проявляется их отношение к оппоненту. Попробуйте продолжить дискуссию. Приведите несколько доказательств в защиту той точки зрения, которая близка вам.

 

А: Если говорить откровенно, то меня не волнует классическая музыка XVII—XVIII веков. Только сочинения композиторов XX века оказывают воздействие, заставляют переживать. Шостакович, Прокофьев — их музыку я действительно, как мне кажется, понимаю.

Б: Шуман заметил, что различные эпохи слушают по-разному. И все же, не желая Вас обидеть, думаю, что Вашему восприятию музыки прошлого мешает определенная неразвитость художественного вкуса.

А: Я думаю, что современная классическая музыка — закономерный этап развития музыкальной культуры в целом, и то, что она мне более близка, — вполне естественная реакция. Крамской писал: «Разве позволительно в наше время... быть Тицианом?» Говоря это, он не отрицал гения Тициана, а утверждал, что характерный для Тициана художественный стиль в XIX веке уже устарел.

Б: Я все-таки считаю, что эстетическое сознание только тогда неодносторонне и достаточно развито, когда человек умеет восхищаться шедеврами прошлого столь же горячо и эмоционально, как и произведениями современности. Ведь от того, что существует Пикассо, вам не станут менее дороги Андрей Рублев, Гомер, Шекспир. Творчество композиторов не выросло на пустом месте. Все, что они сделали, связано с музыкальной культурой прошлого.

 

Упражнение 6.

Проведите диспут, выбрав одну из предложен­ных тем. Не забудьте, что создание устного текста также требует подготовки, как и письменного. Запишите свою позицию по выбранной теме, используя не только тезисы, но и доказательства.

 

— Определяют ли деньги жизнь человека?

— Трудно ли в молодости достичь успеха?

— Что определяет успех в жизни: трудолюбие, талант или случай?

— Можно ли честному человеку когда-нибудь лгать?

— Легко ли быть молодым?

— Связана ли современная музыка с музыкальным наследием прошлого?

— Тождественна ли справедливость с пользой боль­шинству?

 

Упражнение 7.

Подготовьте выразительное чтение нобелевской речи русского писателя И. Бунина. Проанализируйте содержание и форму данного текста. Определите цель автора, тему и идею лекции. Охарактеризуйте стилистические особенности.

 

Ваше Высочество, милостивые государыни, милостивые государи!

Девятого ноября, в далекой дали, в старинном провансальском городе, в бедном деревенском доме, телефон известил меня о решении Шведской академии. Я был бы неискренен, ежели бы сказал, как говорят в подобных случаях, что это было наиболее сильное впечатление во всей моей жизни. Справедливо сказал великий философ, что чувства радости, даже самые резкие, почти ничего не значат по сравнению с таковыми же чувствами печали. Ничуть не желая омрачать этот праздник, о коем я навсегда сохраню неизгладимое воспоминание, я все-таки позволю себе сказать, что скорби, испытанные мною за последние пятнадцать лет, далеко превышали мои радости. И не личными были эти скорби — совсем нет! Однако твердо могу сказать я и то, что из всех радостей моей писательской жизни это маленькое чудо современной техники, этот звонок телефона из Стокгольма в Грасс дал мне как писателю наиболее полное удовлетворение. Литературная премия, учрежденная вашим великим соотечественником Альфредом Нобелем, есть высшее увенчание писательского труда! Честолюбие свойственно почти каждому человеку и каждому автору, и я был крайне горд получить эту награду со стороны судей столь компетентных и беспристрастных. Но думал ли я девятого ноября только о себе самом? Нет, это было бы слишком эгоистично. Горячо пережив волне­ние от потока первых поздравлений и телеграмм, я в тишине и одиночестве ночи думал о глубоком значении поступка Шведской академии. Впервые со времени учреждения Нобелевской премии вы присудили ее изгнаннику. Ибо кто же я? Изгнанник, пользующийся гостеприимством Франции, по отношению к которой я тоже навсегда сохраню признательность. Господа члены Академии, позвольте мне, оставив в стороне меня лично и мои произведения, сказать вам, сколь прекрасен ваш жест сам по себе. В мире должны существовать области полнейшей независимости. Вне сомнения, вокруг этого стола находятся представители всяческих мнений, всяческих философских и религиозных верований. Но есть нечто незыблемое, всех нас объединяющее: свобода мысли и совести, то, чему мы обязаны цивилизацией. Для писателя эта свобода необходима особенно, — она для него догмат, аксиома. Ваш господа члены Академии, еще раз доказал, что любовь к свободе есть настоящий национальный культ Швеции.

И еще несколько слов — для окончания этой неболь­шой речи. Я не с нынешнего дня высоко ценю ваш королевский дом, вашу страну, ваш народ, вашу литературу.

Любовь к искусствам и к литературе всегда была традицией для шведского королевского дома, равно как и для всей благородной нации вашей. Основанная славным воином, шведская династия есть одна из самых славных в мире. Его величество король, король-рыцарь народа-рыцаря, да соизволит разрешить чужеземному, свободному писателю, удостоенному вниманием Шведской академии, выразить ему свои почтительнейшие и сердечнейшие чувства.

 

Упражнение 8.

Подготовьте выступление на одну из приведенных тем. Продумайте, какова будет основная мысль вашей речи, составьте тезисный план своего выступления, подберите примеры. Продумайте, каковы будут зачин и концовка текста. Озаглавьте текст.

 

Эти темы предлагал будущим ораторам великий рим­ский оратор Цицерон:

1. Надо ли стремиться к славе?

2. К чему надо стремиться больше — к славе или богатству?

3. Следует ли избегать бедности?

4. Справедливо ли мстить за обиды даже близким?

5. Достойно ли ради славы идти на смерть?

6. Боязнь и страх.

 

Упражнение 9.

Выберите один из афоризмов в качестве тезиса вашего выступления на конкурсе «Златоуст». Определите жанр выступления. Напишите план. Подумайте о том, какие аргументы и факты вы будете использовать для доказательства данного тезиса.

 

1. Если я знаю, чем ты занимаешься, я скажу тебе, что из тебя выйдет. (И. Гёте)

2. Гений не есть какое-либо одно дарование, это сочетание многих великих дарований. (Э. Уиппл)

3. Дружба может соединять лишь достойных людей. (Цицерон)

4. Самый прекрасный подарок, сделанный людям после мудрости, — это дружба. (Ф. Ларошфуко)

5. Среди книг, как и среди людей, можно попасть в хорошее и дурное общество. (К. Гельвеций)

6. Правда — точно горькое питье, неприятное на вкус, но зато восстанавливающее здоровье. (О. Бальзак)

 

Упражнение 10.

Прочитайте тексты устных выступлений. Определите их жанр. Отметьте достоинства и недостатки, при необхо­димости исправьте. Озаглавьте тексты.

 

1. Люблю ли Пушкина? Да, мне его стихи нравятся. Я читаю произведения этого великого поэта. А его проза, хотя и гениальна, но, по-моему, простая и непрезентабельная. Читая ее, я забываю, кто ее автор, и сосредоточиваюсь на содержании.

Из прозы Пушкина больше всего нравятся «Повести Белкина», а из повестей— «Барышня-крестьянка». Мне импонирует простота, нежность и «острый ум» героини, «хэппи-энд» повести, а также необыкновенно красивая история любви будущих супругов, о которой они будут вспоминать всю жизнь.

И может быть, с годами мое отношение к Пушкину изменится, но на данный момент он такой далекий и близкий, такой простой и такой непонятный.

2. Лаврушенский переулок... Третьяковка... Для многих Третьяковская галерея — это выставка, художественный музей, сокровищница русского искусства. Для меня с ней связана масса личных впечатлений.

Моя мама, которая когда-то сама занималась в кружке при Третьяковке, часто водила меня туда. Мы подолгу стояли у картин, смотрели, разговаривали. Потом уже я с видом знатока рассказывала своим друзьям, что мне виделось в картинах. Окончила школу, училище, поступила в институт. Время ходить по выставкам было не так много. Все больше по библиотекам. И конечно, библиотека, которую я посещала больше всего, была Ушинка рядом с Третьяковской галереей. Какое-то время Третьяковка была закрыта, и мне приходилось довольствоваться фасадом, который, кстати, выполнен по эскизам одного из моих любимых художников Васнецова. Дальше совсем взрослая жизнь. Работа. С поднятием железного занавеса возможность поучиться у живых англичан. И образовательный центр Оксфорд Краун, где я заканчивала несколько курсов, находился в Лаврушенском переулке. И опять я топала по той же мощеной улочке и, одуревши от английской речи, выходила прогуляться на мост через Москва-реку. А иногда водила своих учителей-англичан по залам Третьяковской галереи. Я вообще люблю Москву. И когда ты находишься в центре, куда ни повернешь голову, всюду увидишь или купол церкви, или старинный особняк. Красота! А на Лаврушенском переулке, вспомните, почти все здания красные — красивые, даже одну из башен Кремля видно.

Я по красной брусчатке иду не спеша.

Вдали перезвон. Замирает душа.

В красный терем войду, и вдохнется легко:

Здесь Россия сама. Здесь уют и тепло.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх